• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: r (список заголовков)
04:46 

quite;

fat chance, no plan
"Классики" Кортасара очень тёплые (по сравнению со сраной зимой вокруг - точно), его поэзия - прохладная и позднеосенняя, а Неруда всё равно хуже всех, даже несмотря на кортасаровскую нежность свободных рук и La Dome, потому что он смотрит на ноги, господи, на но-ги.

@темы: r

01:30 

supply & demand

fat chance, no plan
Не удержав ни одну крепость даже эту
Нежную бело-розовую когда-то
Имена связных выдавали еще до света
Выдавали пароли при малейшей угрозе боли
Мы плохие солдаты
Бинтовали раны невидимые снаружи
Говорили могло быть хуже
Говорили могло быть гораздо хуже поскольку жилы
Не у всех с кем мы дружили вытянуты клещами
И мы еще обращаемся с некоторыми вещами
Лучше чем заслужили
И на ольхе запрокинув горлышко поет пеночка
Такая катенька такая леночка...

(Маша Галина, "Улица Красных Зорь")

@темы: r

19:26 

навіть мораль неморальна;

fat chance, no plan
Скрестила Толкина с Борхесом (околоборхесом, если по-честному). В Сильмариллионе (раздел «Про Турина Турамбара») мелькоровский дракон околдовывает Ниенор — и она забывает всё, что знала ранее, даже язык; её — голую, испуганную, замёрзшую — находит Турин. Она не помнит родителей, брата и прошлой жизни — он не признаёт в ней сестру, которую не видел годами; они женятся, она беременеет, и в последней битве — последней битве Глаурунга, Кабед-эн-Арас и все плачущие холмы Арды — дракон возвращает ей воспоминания и она бросается в реку. Турин насаживается на собственный меч, предварительно зарубив соратника, осмелившегося рассказать ему о случившемся.

Моя любимая история — о поиске (мечтатели с большой дороги!), но Толкин пишет по сценарию всех остальных, а в Сильме — более всего — о человеке, не знающем, кто он; учитывая цельный библейский референс и общую полярность, это как-то нечестно: в поиск, конечно, свернуть можно — но кому охота быть ослом?

@темы: r

lame!

главная